В ночь с 7.01.22 на 8.01.22 в 4 часа утра я проснулась от странного
звука — мне показалось, что кошка грызет что-то, как будто косточки
мыши. Включила свет, кошек нет. А на потолке сверкает огненная полоска.

Потолок горел и потрескивал.  https://dinachebotarewa.ru/?p=1457

Быстро разбудила мужа и мы попытались погасить огонь сами. но он
не захотел гаснуть и разгорался все сильнее.

Я вызвала пожарку. Приехали две машины.

В дом залетели несколько человек в пожарной форме, выставили
нас на улицу и принялись за дело.

Когда через какое-то время мы зашли в дом, там был полный разгром,
дыра в потолке, везде валялись обгорелые доски, опилки и все было в
черной копоти.

Таким мы встретили утро 8 января. Рождество.

Жить в доме было нельзя — холодно, вонюче и грязно.

Хорошо,что до приезда пожарных я успела вынести большую часть
вещей, технику, компьютер.

Муж был в трансе, смотрел на происходящее как бы со стороны.
У него был шок.

Стали думать как нам теперь жить. Хорошо, что в нашем селе есть
дом хороших знакомых, в который они приезжают только летом.
У нас был запасной ключ.

Позвонила им утром, объяснила ситуацию и попросила разрешения
пожить в их доме. Они любезно разрешили жить в доме сколько
понадобится и пользоваться всем.

Началась новая жизнь. Дом большой, холодный. Чтобы его нагреть,
надо было много топить. Хорошо, что у них был запас дров.
За зиму мы его уничтожили.

У нас в доме остались кошки. Дом был залит водой, а на улице мороз.
В общем, мы стали каждый день ходить в свой дом, топить печь,
кормить кошек и убирать последствия пожара.

Ходить приходилось с одного конца деревни на другой, туда
и обратно.
Вести жизнь на два дома и ходить каждый день туда — сюда
в нашем возрасте было не очень легко. Болело все. Тело не
успевало отдохнуть за ночь.

Но хуже всего было состояние мужа. Он либо молчал, либо рычал
на меня, как будто это я подожгла дом. Потом он решил уехать в Москву
к дочери.
Я позвонила ей, описала ситуацию. Она не захотела взять отца к себе.

А когда узнала, что документы на дом и землю сделаны на мое имя,
замолчала. Хотя раньше мы общались довольно плотно.
Она даже диагноз отцу поставила и сказала, что я должна быть готова
к тому, что в таком возрасте человек становится неадекватным.

Так мы прожили почти два месяца.
Утром муж уходил домой, работал там, убирал грязь, готовил дом к ремонту.

Я топила печь, готовила, убирала и тоже шла домой. Надо было
топить, мыть, кормить кошек. Я приходила, муж уходил. Отдыхал, читал
книги, смотрел телевизор.
Возвращалась я вечером, делала ужин…

После пожара муж долго кашлял, успел наглотаться дыма.
Я лечила его. Наше общение сводилось к отдельным коротким
разговорам на бытовые темы.

Я хотела нанять людей, чтобы сделать нормальный ремонт и
побыстрее. Но муж встал на дыбы и не позволил сделать это.
Сказал, что будет делать сам.
А ему, на минуточку, 83 года. Но он запретил мне даже напоминать
о рабочих. Считал, что только он сам может сделать. И чтобы я
не лезла в мужские дела.

Мне надоело воевать с ним и я смирилась.
Пусть делает, что хочет.

Его отношение ко мне становилось все хуже, все чаще я слышала
мат и крик, чтобы я убиралась. Я понимала — это стресс. Но жить
так становилось невыносимо, я стала болеть.
Дело в том, что он давно уже относился ко мне отвратительно.
Как бы я ни старалась, что бы ни делала, я всегда была в чем — нибудь
виноватой.

«Он построил дом, сделал себе хорошую пенсию, а я пришла на
все готовое. Даже пенсию мне дали минимальную, потому что
зарплата медсестры не позволяла иметь хорошую пенсию.»
Я постоянно слышала — «Не барыня, работать надо. В деревне
надо жить трудно, грязно, по колено в траве».

При этом ему нравилось, что в доме всегда чисто, тепло,
приготовлена еда,
Пришел с рыбалки и отдыхай, никаких проблем. Но если
просила его сделать что-то, что ему не хотелось делать
(подкачать насос , почистить канализацию), заявлял, что это
его дом , что я ничего здесь не делаю и чтобы я уе….ла.

В общем, я не могла больше так жить. Я понимала, что если
ничего не изменится, я долго не протяну.
Муж тоже говорил, что не хочет жить вместе, что одному ему
лучше, но он не видит возможности перемен.

Мне трудно было решиться на такое, но если не я, то кто.
Позвонила дочери, попросила её найти для меня квартиру в городе.
Мне повезло, не сразу, но квартира нашлась. Однокомнатная,
на первом этаже, запущенная, старенькая, но по приемлемой цене.

Я согласилась. Договорились с хозяйкой и мне вручили ключи
от квартиры. И 6 марта я переехала.

Это было освобождение! Моя мечта осуществилась!
Дочь помогла мне переехать, подарила диван, поддержала.

К тому времени наступила весна, потеплело и мы вернулись
в свой дом. Я не бросила мужа. Каждую неделю я приезжаю к
нему, привожу продукты, все, что нужно для ремонта.
Убираю, стираю, готовлю.

Еще месяц он рычал на меня. Но видимо, жизнь в одиночестве
открыла для него понимание, что не так уж хорошо быть одному.

Но возвращаться к прежней жизни я уже не хочу. Мне так хорошо
здесь, спокойно, уютно. Я чувствую себя человеком, а не вечной
уборщицей, на которую плюют. Я больше не рабыня!

У мужа приличный возраст, но он пока держится молодцом.
А я не могу бросить его совсем, потому что он больше никому
не нужен. Он нуждается в помощи и поддержке.

Теперь у нас складываются новые отношения на основе взаимопомощи.
Мы не раздражаем друг друга, потому что меньше общаемся.
У каждого свое собственное пространство, где можно жить по своему.

Я продолжаю заботиться о муже. Он принимает это,как должное.
Но стал чуточку спокойнее и мягче.

В общем, каждый получил свое. И нам хорошо. Мне — так точно.
Я не знаю, как все сложится дальше, но сейчас я радуюсь каждому
дню и благодарю бога за все, что есть.
Никогда не знаешь, что тебя ждет. И не всегда плохое событие — плохо.
Иногда оно оборачивается счастьем.

А у меня новая жизнь. Я даже помолодела.)))))

Клуб для женщин

21 янв 2021
Редактировать

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.